28 панфиловцев — рецензия от Просто Итальянца

рецензия  на фильм 28 панфиловцев

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «28 ПАНФИЛОВЦЕВ»

Когда искусству больше нечего сказать появляется постмодернизм. Это шутка ради шутки, забавная, но необязательная пасхалка, это пережёвывание культурой самой себя.

Доброго времени суток, граждане и гражданки! Наверно, каждый из нас помнит со школьной поры сакраментальный вопрос: «Что хотел сказать автор»? Вопрос не беспочвенный и не бессмысленный, потому что идея, заложенная в произведении, может куда глубже, чем показалось сначала. Всё ради идеи – ради неё сюжет отплясывает безумный канкан и выкидывает немыслимые коленца. Ради неё герои протягивают отношения и рвут их. Не всегда, конечно, «знаешь, дочка, сны они иногда просто так бывают». Тем не менее, так бывает, включаешь хороший фильм о войне, правдивый фильм, и вдруг оказывается, что «28 панфиловцев» не просто хороший и честный фильм о войне, а нечто большее. Возможно, один из лучших фильмов.

Хотя сюжетно он построен довольно просто. Идёт война. Первую половину фильма мы готовимся к бою, вторую сражаемся. Это настолько просто, настолько мощно и гениально, что неудивительно, что мало кто додумался до такого. В фильме ничего лишнего, только война, только бой, вокруг которого всё вертится. Нет времени на любовь, нет времени на дружбу, мы принимаем бой и побеждаем. Не гибнем героической смертью, а побеждаем, что нехарактерно для советского кино, новое веяние.

Актёры отыграли на все сто убедительно. Сколько, говорите, фильм шёл на экране? Не сказать, что все они отчаянные герои, даже наоборот. Подвиг бойцов не выглядит чрезмерным, не выглядит животным желанием выжить. «Спокойно жжём танки». Сопереживаешь мужикам по полной, несмотря на то, что многих и по именам-то не знаешь. Если кого и назовут, то пару раз, не больше. Парадокс.

рецензия  на фильм 28 панфиловцев

Об исторической достоверности неспециалисту говорить трудно, однако огрехи в глаза не бросаются. Красноармейцы вооружены винтовками, возможно, той же модели, что была в 1941 году, одеты в вату и шинели с малиновыми лацканами и выглядят, как на иллюстрации к учебнику, никаких претензий. Та же ситуация с немцами.

Первое же, что приятно поражает в самое сердце – нормальный русский разговорный язык. И пошутить пошутят, и речь перед боем скажут, что только бери винтовку и вперёд, и выговор так сделают, что рад радёшенек находится по эту сторону экрана, а не по ту. Хороший язык, в общем. Мы так разговариваем. О чём бы ни говорил герои, это выходит настолько естественно, что ты сразу же узнаёшь их, сразу принимаешь, как своих. Напротив, немцы выкрикивают что-то непонятное на лающем языке. Они – чужие, и это всячески подчёркивается.

Другое, что радует – при всей правдивости, никакого излишнего натурализма. Да что там излишнего, вообще никакого. Вот бежал боец, а вот сейчас он лежит. А рядом сапог. И это пробивает в самое сердце куда надёжнее, чем если бы рядом лежала оторванная конечность. Знаете, какой для меня был самый грустный момент в фильме про Штирлица? Не тот, когда профессор выпрыгивает из окна, а тот, когда диктор говорит, что у профессора останутся незаконченные труды. Навсегда, понимаете? Так и тут – вещь, которая уже никогда не пригодится хозяину, взгляд наводчика перед смертью – такие вещи куда сильнее цепляют эмоционально, чем самый лучший поставленный взрыв или что-то подобное.

Но и это не всё. Ещё один художественный приём, и о нём, вроде, никто не говорил. В первой сцене «Клочков, это не тот, что Диев?» — спрашивает лейтенант. Сразу вспоминается разоблачительная шумиха вокруг панфиловцев. Тот спокойно объясняет: мол, в газетах напутали. Такое контрразоблачение.

рецензия  на фильм 28 панфиловцев

Но после всё чудесатее и чудесатее (так, кажется, говорила Алиса, попав в страну Чудес?) Все бойцы Красной Армии забыли, что они бойцы Красной Армии. Ни разу никто не произнёс «За Советскую Родину», не помянули Сталина, хотя в паре моментов это прямо напрашивалось. Сначала, когда сам Панфилов, отправляя бойцов в окопы, обращается к ним с напутственной речью, потом когда один из красноармейцев перед атакой шепчет молитву; другой его окликает «что ты там бормочешь?» «За Родину» – отвечает тот. Как будто не в Союзе жили, а в России. Возможно, создатели не хотели бередить больную тему?

А потом начинаются форменные чудеса. Бойцы Красной Армии маршируют по заснеженной дороге и обсуждают ещё неснятый шедевр «7 самураев» и его американский ремейк. Такого не может быть! Зачем? Такое я бы мог вспомнить! Я, а не они!

И вот сейчас я могу сказать, почему считаю «28 панфиловцев» одним из лучших фильмов вообще, а не только о войне. Как школьник, отвечающий на вопрос «что же хотел сказать автор», правда, в отличие от школьника, не буду столь самоуверен. Думаю, не ошибусь, если скажу, что автор хотел показать не советских людей, защищающих Москву, а русских, наших современников. Могли бы мы сейчас встать на защиту Родины? Да, могли бы. И эта идея, подчёркнутая последним чёрно-белым кадром, является Идеей, вокруг которой вращается всё.

И фильм поэтому можно смотреть с разных точек зрения, под разным углом. Можно, как патриотический, можно, как военный, как художественное произведение, как реалистический боевик, в конце концов, всё равно получите удовольствие. И постмодернистские завороты не только не мешают этой Идее, но возможно впервые работают на фильм и перестают быть шуткой ради шутки. И поэтому я сказал, что это возможно лучший фильм вообще – настолько он гармоничен. Каждая деталь, каждая мелочь оказывается не случайной, играет своими красками. По-моему это и называется «гениально».

Если, конечно, я не ошибся насчёт того, «что хотел сказать автор».

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Просто Итальянец

Автор-доброволец

Когда искусству больше нечего сказать появляется постмодернизм


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ