Д. Балашов. Бремя власти

балашов бремя власти

ГОСУДАРИ МОСКОВСКИЕ-3. БРЕМЯ ВЛАСТИ

Следующий за «Великим столом» третий роман серии «Государи Московские» — «Бремя власти». Это уже полноценный и зрелый роман. Не углубляющийся в одну лишь историю, но имеющий свою мысль, свою философию. Да и композиционно он не сильно привязан к предыдущим частям. И потому часто публиковался отдельным изданием.

Но, уважаемые любители исторического жанра, не спешите кривиться и морщиться при упоминании философии и мысли. Всё-таки первую очередь, «Бремя власти» — художественный исторический роман. События, им захватываемые, по мысли Д.М. Балашова, да и многих других, являются ключевыми в определении судеб Руси-России и Москвы. Это годы княжения Ивана Калиты, 1328-1340.

Помню, меня в школе учили «правильно» отвечать на такой вопрос: какие причины привели к возвышению Москвы? И какая только ересь не входила в «правильный» ответ – и находится-то Москва в центре земель русских, и на выгодных-то она торговых путях, и митрополиты-то ее избрали местом пребывания.

Как будто Тверь или Суздаль не в центре земель. А уж по выгоде торговых путей та же Тверь эту заштатную Москву за пояс заткнет и поморщится. Что такое Москва-река против Волги? Да если угодно, Московское княжество было зажато соседями так, что и не вздохнуть.

По поводу митрополитов тоже, знаете ли, история неоднозначная. А если бы Михаил Тверской не обидел Петра? А поехал бы Феогност на Москву, если бы не та самая настоящая причина? Причина, которую мне в школе не называли, но вокруг которой Дмитрий Балашов выстроил серию романов.

Первопричина возвышения Москвы – личности государей московских. И прежде всего как раз Ивана Калиты. Не было в других княжествах личности сравнимой с ним. По цепкости, по терпению, по планированию, по готовности пойти на унижении или на подлость. До рождения Макиавелли оставалось более ста лет, а его принципы беспринципности уже нашли своё выражение в русском князе. Велика тут роль и предшественников Ивана, и его преемников. Необязательно из княжеского рода. Преемников не всегда по титулу, но обязательно по духу.

Не смеем утверждать, что так всё было на самом деле. Но именно так и представляется нам сегодня. И Дмитрию Балашову уже вчера.

балашов бремя власти
А.М. Васнецов. Москва при Иване Калите

Начинается книга беглым и художественным взглядом с выси горней на землю владимирскую. Что представляла собой Русь Залесская к 1328 году? Какое ей можно напророчить будущее, не имея послезнания, но лишь опираясь на сложившееся?

Татары (хуже того – татары-мусульмане) разгуливают по городам как по своей степи. Католики нажимают с северо- и юго-запада. На западе резко поднялась языческая Литва. Нравственная и духовная опора православной Руси Византия находится при последнем издыхании.

Сама Русь, ранее кое-как удерживаемая рукой Михаила Тверского, ныне рассыпалась на осколки. Самое сильное княжество земли – Тверское – лежит в руинах. Сильный князь ее изгнан за рубеж. На престоле грызутся те, что послабее да поподлее.

Нет, говорит автор, объективный наблюдатель в 1328 году никак не мог напророчить этой земле большого будущего. Скорее всего, должны были поглотить русский язык иноземцы и иноверцы.

Такое минорное начало требуется для полноты осознания сотворенного всего за десятилетие власти Иваном Калитой. Ведь он оставил Русь если не с вполне благонадежным будущим, то, по крайней мере, уже заметно окрепшей. Как же всё это произошло? Ответу на этот вопрос и посвящен роман «Бремя власти».

Калита здесь остается неизменным. Мудрым, хитрым, готовым на всё ради цели. Он осознает свою греховность, осознает преступность поступков. Но не отступается, веря, что дела его будут прощены достижением цели.

Для понимания Калиты, баланса его поступков и намерений, мыслей автора относительно него очень вовремя выскакивает аналогия с отоплением терема. Сам Калита любит спуститься в, как бы мы сегодня сказали, кочегарку и посидеть там в чаду и дыму. Вот, объясняет он сыну Семену, здесь чад, угар, грязь и копоть, а там наверху только благостное тепло. И пользующиеся тем теплом не думают, какой ценой оно достигается. Они ничего не хотят знать ни о грязи, ни о копоти. Но кто-то же должен жить здесь в чаду, чтобы все остальные жили в тепле.

И Семён внимает отцу, впитывает его философию, принимает ее и не осуждает поступки князя. Больше того, он сам принимает участие в тяжелейших преступлениях Калиты – в осуждении на смерть и убийстве в Орде тверских князей по подложному доносу.

балашов бремя власти
Гедимин. Фрагмент памятника тысячелетию России

Книга достаточно толстая, чтобы не зацикливаться лишь на переживаниях и поступках Ивана Калиты. Она охватывает куда более широкий круг событий, происходивших в тот период.

Первая забота московского князя – заманить к себе митрополита Феогноста. А тот не хочет, он грек и не понимает происходящего на Руси. Он пытается закрепиться в исконных киевских землях, на юго-западе. Но там уже поднимает голову Литва Гедимина, и нет никакой возможности обустраивать церковь, находясь тут. Тихой сапой, ласковой кошачьей лапкой Калита переманивает к себе Феогноста.

С церковью связаны и два других персонажа, которые станут главными в следующих книгах серии – Алексий Бяконтов и будущий Сергий Радонежский. Первый уже зрелый муж, уже находится в монастыре, уже поступает на службу к митрополиту.

Ну а Сергий еще даже не Сергий, а Варфоломей. Через него в это время удобно показать, как Калита осуществлял свои знаменитые купли ярлыков. По школьному учебнику складывается впечатление, что он просто присоединял к Москве новые земли, выкупая их у хана. Но действительность куда сложнее. Нет, земля объединялась не так просто и прямолинейно. Посмотрите сами на примере ограбленного Ростова, как обходился с куплями Калита.

Получает развитие тема ключевых боярских фамилий. Прежде всего, Акинфичей, Андрея Кобылы, Вельяминовых. Мало того, что они интересны сами по себе, но они же интересны и тем, что являются предками поздних великих фамилий. Ну а пока они являются или опорой князя или его главными противниками. Хитер Калита, переманивший на Москву не только митрополита, но и важнейших бояр владимиро-суздальской земли.

Семья ратников Федоровых в «Бремени власти» не имеет много места. Здесь и без них хватает чем наполнить книгу – большими политическими событиями. Но тем не менее семья Мишука Федорова продолжает жить. И через нее автор пытается показать быт и нравы москвичей XIV века. Надо ли говорить, что к этим реконструкциям следует относиться крайне осторожно, поскольку они не базируются на реальном материале?

Кончается роман «Бремя власти» символом победы Москвы над Тверью — увозом тверского колокола в Москву. Это действие венчает десятилетние усилия Калиты по ниспровержению своего врага. Князья убиты, город выжжен, народ разорен, бояре переманены – и вот теперь забирают колокол. Нет больше великой Твери.

А в Европе тем временем начиналась Столетняя война…

Четвертая книга серии — «Симеон Гордый»

Скачать книгу

Бремя власти
Формат fb2, 1,44 МБ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«Те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор»


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ