Журнал «Историк», №3 2019

журнал историк 2019

ЖУРНАЛ «ИСТОРИК», №3, 2019

Если учесть, что «Историк» это, по определению редакции, «журнал об актуальном прошлом, то наполнение третьего номера понятно. Но всё равно выглядит не очень… исторично, что ли. История, разумеется, всегда подпадала под влияние политики, но когда политику называют историей – это уже перебор.

К чему я это всё? К главной теме номера – пятилетию вхождения Крыма в состав России. Или как с прочувствованным трепетом процитировано редакцией, с момента «возвращения Крыма в родную гавань».

Кстати, кто первым озвучил эту трескучую фразу? Путин? Или кто из крымских деятелей? А кто придумал? Про «крымскую весну», фразу, созданную Паустовским в 1944 году, редактор говорит, но про «родную гавань» нет. Хотя речь в номере идет о событиях 2014-го, а не 1944-го года.

На самом деле мне, откровенно говоря, читать эти материалы как-то не хотелось. Не из-за убеждений, а просто по причине ожидаемой приторности пафоса. И ожидания меня не обманули.

журнал историк 2019

Я не слышал ни о каких особых научных достижениях президента Путина, потому подпись его фамилии под фразой в историческом журнале не придает этой фразе ни малейшей толики ценности. Равно как и обширное цитирование на тему «цивилизационного и сакрального значения» Крыма для России.

Первые два материала в большей степени трескучая политика, а не история. Нет, конечно, правильно напомнить и о бандеровских «поездах дружбы», и о разгроме колонны крымчан, едущей из Киева в Крым, но общий настрой этих статей направлен не на восстановление картины событий, а на пропагандистскую трескотню. Пересладко.

История начинается с третьего материала. Беловежское соглашение, встреча, на которой все сделали вид, что забыли о Крыме. Довольный Ельцин и потирающий руки Кравчук. Как это было, что говорили, о чем думали, чего хотели – на все вопросы, конечно, не ответить, но поговорить интересно.

Четвертый материал можно кратко определить как «плохо жилось Крыму с Украиной». Цифр производства или уровня доходов тут не назовут, но определенное представление дадут.

журнал историк 2019

Пятый материал – хроника февраля-марта 2014 года. Откровений ожидать не стоит, но ход событий по датам разложат. Когда Путин рассказывает о своих мыслях или действиях в 2014 году – это нормально, это уже не попытки придать его словам «сакральный» смысл. Можно верить или не верить, можно спорить, но Путин – участник событий.

Я бы только позанудствовал и заметил, что со словами нужно обращаться аккуратнее. Нельзя говорить: «96,77% жителей полуострова высказались за воссоединение с Россией». И не потому, что я сомневаюсь в этом значении, а потому, что при не 100-процентной явке корректной будет замена «жителей полуострова» на «жителей, принявших участие в референдуме».

А то при явке 82,71%, строго говоря, получается не 97% жителей, а 80%. Не принципиально, зато более правильно (и то с оговоркой: «имевших право голоса»).

Шестой материал совсем уж неисторический – интервью с Ротенбергом, чья компания строила Крымский мост. Ее размещение хоть в какой-то степени оправдывает седьмой материал с кратким обзором предыдущих попыток выстроить мост от Керченского полуострова к Таманскому.

журнал историк 2019
Первым из партийной верхушки у кремлевской стены похоронили Свердлова

Но всё когда-нибудь кончается. Даже главная тема номера. Слава богу и редакции, во второй половине журнала идет история. Рассказ о жизни и творчестве композитора Римского-Корсакова – да, не такая бойкая тема, как рассказ о войне или полководце, но ведь это наша история.

Дальше жизнь и смерть товарища Свердлова. Между прочим, на минуточку, если бы он не умер в 1919 году, еще вопрос, что бы из власти обрыбилось Сталину. Должность Свердлова в переложении на буржуазный аналог можно определить как президент. При больном Ленине он мог претендовать на первое место в руководстве Россией и СССР. Кстати, не факт, что было бы легче – суров и фанатичен был Яков Михайлович, почище Троцкого.

Из этого материала почти плавно вытекает следующий – о расказачивании, которое, как можно считать, началось с циркулярного письма Свердлова 24 января 1919 года. Материал спокойный и четкий. При всей сложности иннервирующем публику характере темы. Высказывается не крикун с трибуны, а доктор наук и профессор.

Тут и предыстория вопроса, и события перед самым расказачиванием, его причины и ход дела, масштабы, последствия. Коротко, конечно, но у журнала «Историк» есть хорошая традиция – в конце многих статей рекомендовать к прочтению конкретные книги.

журнал историк 2019
Рига, июль 1941 г

Из сильно зацепившего глаз отмечу цифра расстрелов, красного террора. По данным не абы кого, а комиссии, назначенной Деникиным, расстрелянных со второй половины 1918 по конец 1919 года оказалось 3442 человека. Да уж, не ожидал, что белые насчитают так мало. По книжкам и кино складывалось ощущение десятков, больших десятков тысяч погибших.

Дальше следует еще одна сильно небезразличная лично мне тема – прибалтийский коллаборационизм в Великую Отечественную войну. Надо, ой как надо тыкать мордой нынешних прибалтийских любителей своих эсэсовцев. Да и всем прочим напоминать непрестанно.

И под конец материал о московской Хитровке. Кто мимо проходит (я не так давно промаршировал), кто книжек про Фандорина начитался – все должны были слышать о Хитровской площади, о самом злачном месте конца XIX-начала XX веков. Московский фольклор практически, некий символ.

Таким образом, вторая половина журнала несколько сгладила приторно-пересладкое впечатление от первой. Всё-таки «Историк» дал слово не только Путину, но и историкам.

Примечание

По понятным причинам выложить здесь файлы для скачивания мы не можем. Но если появится у вас особый интерес, не сопровождаемый желанием купить, пишите нам — бескорыстно поделимся электронным вариантом. Или загляните в нашу группу Вконтакте — там ссылка есть.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«Те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор»


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ