П. Хизер. Великие завоевания варваров

рим падение империи

Книга британского историка Питера Хизера «Великие завоевания варваров» относится к строго научным трудам. Это чтение отнюдь не легкое, оно не подходит для просто приятного проведения времени. Чтобы проникнуться мыслями автора, понять их, придется напрячься и поскрипеть мозгами. Монография не опускается до упрощенного уровня изложения довольно сложного материала. Если всё вышесказанное не пугает, то, прочитав книжку Хизера, вы с гарантией обогатитесь новыми знаниями по эпохе переселения народов и темных веков.

В смысле хронологических рамок «Великие завоевания варваров» охватывают период от буквально первого века нашей эры до перемещений викингов. То есть добрую тысячу лет. Автор исходит из очевидной мысли – все переселения народов более-менее схожи. По крайней мере, в своих общих закономерностях. Причем схожесть не ограничивается только темными веками. Нет, даже более поздние миграции кое в чем, если не во многом, походят на перемещения варваров. И заселение европейцами Америки, и уход буров в долину реки Оранжевая, и даже совсем уж современное нашествие арабов в Европу.

Но Евросоюз пусть остается пока со своими арабами, на них, слава богу, Питер Хизер не останавливается. Тема рассматриваемой сегодня книги – варвары и падение Рима. Еще раз отмечу, что книга написана непросто. Это полноценная научная монография. Но можно надеяться, что ранее представленные у нас книги – «Эпоха Аттилы» и «Варвары и Рим» — облегчают погружение в строго научный труд профессионального историка. Не всё же нам в песочнице ковыряться. Пора уже и расти над собой. Брать в руки по-настоящему мощные книжки.

Основательность подхода автора вы почувствуете буквально с первых страниц – тут и слог тяжеловатый (впрочем, возможно, это переводчик добавил монолита), и предложения многосложные, и мысли серьезные. Да еще взгляд на вещи, о которых среднестатистический любитель истории и не задумается.

Ну, например, а что такое «народ» в приложении в первым векам нашей эры? Как варвары идентифицировали себя во множестве? Как определяли «своих» и «чужих»? Были ли переселяющиеся толпы именно «народами» или «народами, но не в современном понимании»? Хизер предлагает кое-какие ответы. Но и они не отличаются простотой. Сложно там у них всё, у историков то есть. Не такой уж и народ, скажем, готы или алеманы. Да и там сегодня можно быть готом, а завтра надоело – и ушел к алеманам, прижился там. В общем, это только в школьных учебниках просто – вандалы, саксы, аланы и так далее, а по жизни разобраться в них ой-ой-ой как трудно.

рим падение империи

Второй важный вопрос, в чем-то связанный с первым: а как выглядело переселение народов? И было ли это именно перемещение в пространстве народов? То есть слаженных многотысячных групп их мужчин, женщин, детей и стариков, говорящих на едином языке, имеющих общую культуру. И замещали ли собой новоприбывшие прежних жителей, скажем, Галлии или Италии? А с прежними жителями что было? Они-то куда растворялись?

И тут до нашего сведения доводятся две противоположные точки зрения, ранее господствовавшие среди историков. Более ранняя: да, переселялись именно народы, да, старые народы частично вытеснялись, частично вырезались, частично ассимилировались. На смену ей в середине XX века пришла другая крайность: никакого переселения именно народов не было, перемещались лишь отдельные группы военной элиты, захватывающие на новых местах власть над оставшимся там населением и навязывающие тому населению язык и кое-какие признаки своей культуры.

Разумеется, ни современную науку в целом, ни Питера Хизера в частности оба подхода не устраивают. Иначе зачем бы ему было писать такую серьезную и толстую книгу? Кратко ответ автора можно сформулировать так: не имело место единого правила переселения, где-то картина смещалась к первому сценарию, где-то ко второму, но в общем всегда присутствует их некоторая комбинация. Вот в весовых коэффициентах картин в общей комбинации автор и разбирается по ходу своей книги. Алеманы, готы, вандалы, гунны, славяне, викинги – он пройдется по всем знаковым «народам» темных веков.

Подступается к изложению исторических событий Хизер не вдруг. Он довольно основательно топчется на каждой важной дате. Пытается обрисовать картину того, как Рим и варвары докатились до жизни такой, как так сложились обстоятельства, почему раньше варваров отбивали, а позже империя сломалась – много вопросов, много ответов. Не абсолютно достоверных ответов, разумеется, а предположительных, как и полагается в научном труде.

Да, прежде чем переходить вместе с варварами границы Рима, Хизер достаточно пристально вглядывается в жизнь племен как близких к рубежам империи, так и далеких. Тут, конечно, привлекаются не столько письменные источники (очень уж скудные по интересующей нас теме), сколько последние данные археологии. По ним-то и прослеживается эволюция жизни германцев в первые несколько веков нашей эры. Эволюция, закончившаяся вторжением и разрушением старой, еще римской Европы.

рим падение империи

И только нагулявшись в варварских землях, Хизер приступает, собственно, к истории переселений. Разумеется, сопровождавшихся войнами. В целом ход войн будет описан, но подробностей сражений автор изобретать не будет. Да-да, все военные историки эти подробности не столько излагают, сколько именно изобретают. Ну не дают источники достаточно сведений – чего уж там.

Мы пройдем путь от первых неудач германцев, от их поражений, нанесенных еще сильной империей, до полного господства варваров над Римом. И даже дальше: через гуннов к готскому и вандальскому переселениям, завоеванию франками Галлии, англо-саксами Британии, к запоздалому пробуждению славян, и даже к кровавым походам викингов.

И здесь во всех частных примерах автор будет останавливаться на затронутых им в начале вопросах. Он будет рассматривать, что скрывается в каждом конкретном случае за термином «народ» и каков был характер переселения. А ведь характер действительно разнился. Например, готы Теодориха несомненно переселились в Италию единым народом, разительно отличающимся от местных потомков римлян. А вот викинги чаще всего налетали военными шайками, то есть немногочисленными группами относительно молодых мужчин.

Как бы то ни было, какие бы ответы мы не получили на поставленные вопросы, конечный вывод один: результатом эпохи переселения народов стало образование новой Европы, той самой, которая знакома нам и сегодня. Как европеец Питер Хизер не может не затронуть термина «Евросоюз», отыскивая признаки, схожие с таким образованием в далеком прошлом. Нет, он, конечно, не проводит прямую параллель между тем, что есть сегодня, и тем, что было тогда, но само введение термина говорит о многом. Например, о том, что они там в Европе до сих пор ищут разнообразных обоснований (экономических, философских, исторических) для сложившейся на данный момент политической ситуации. Ну да как хотят, а нам, пожалуй, интереснее и ближе почитать про варваров, в итоге всё-таки разрушивших Рим.

Примечание

По понятным причинам выложить файлы для скачивания мы не можем. Но если появится у вас особый интерес, не сопровождаемый желанием купить, пишите нам — бескорыстно поделимся электронным вариантом.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«Те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор»


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ