Три семерки. Семь самураев

фильм семь самураев
Герой Тосиро Мифунэ

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «СЕМЬ САМУРАЕВ»

«Семь самураев» Куросавы смотрю третий раз. Это – об оценке. Говорить больше нечего – классика, она классика и есть. В ней так много заложено, что и в третий раз обнаруживается не замеченное раньше. Думаю, при повторном просмотре фильм раскрывается полнее.

О самом сюжете много говорить не буду. Куросава сумел зародить целый поджанр в жанре боевиков. Теперь этот сюжет копируют неустанно.

Япония, 1586 год (редкий случай, когда в японском кино о средневековье можно точно определить год). Эпоха до сёгуната Токугава. Страна в разрухе и анархии. По дорогам шляются массы бандитов, фактически ронинов, оставшихся без источника существования. Одна такая банда тиранит нищую деревеньку. Дальше все знают: жители напрягаются и нанимают в качестве защитников семь самураев, точнее, таких же бродячих ронинов.

«Семь самураев» сильны многим. И качеством игры актеров, и режиссурой, и умением работать с черно-белым цветом, и проработкой характеров. Это всё понятно, это Куросава и его традиционные актеры, в том числе, уже выученный мною Тосиро Мифунэ.

Но еще силен фильм историческими деталями. Это настоящее историческое кино. С большой составляющей боевика и глубокими размышлениями. Но давайте пока за историю.

Куросава, насколько мог, прекрасно воссоздал крестьянскую средневековую Японию. С мельчайшими деталями быта, одежды, орудий труда, разными приспособами (особенно меня удивляют мелкие такие коробочки, кладущиеся под голову во время сна), домишками и внешним видом деревни.

фильм семь самураев
Главный самурай с мальчишкой-самураем

Даже если он где-то ошибся (а в историческом кино не ошибиться трудно), уровень этой реконструкции настолько выше того, что сегодня попадается в кино, что и говорить нечего. Это тот случай, когда хочется воскликнуть: верю!

С оружием накосячить тут было сложнее. Его просто мало. И оно такое, что и в музеях, и в частных руках сохраняется прекрасно. Это, само собой, самурайские (или какие они там) мечи. Отдельно можно отметить превосходные образцы истинно японского огнестрельного оружия. Длинный ствол и короткий приклад в виде пистолетной рукояти. У крестьян в массе копья из заостренного бамбука.

В общем, тщательность работы декораторов образцовая.

А люди! Вы только посмотрите на тщательный подбор людей. Какие образцовые у Куросавы крестьяне. Тощие, корявые, беззубые, уродливые, быстро состарившиеся. Работа их сгорбила, голод выпятил ребра, тяжести уродливо взбугрили сухожилия.

И как с ними контрастируют ронины. Даже нищенствуя, расхаживая в лохмотьях, они сохраняют благообразный вид. Холеные, некоторые еще откормленные, не успевшие поистаскаться. Настоящие люди другого сословия. Почти другого биологического вида.

фильм семь самураев
Крестьянское «воинство». Где только Куросава подбирал такие рожи?

Персонажи. Центральных семь. Самураев. Да пара-тройка крестьян. При первом просмотре они как-то размываются (все на одно лицо). Но вот посмотрел сейчас – и ничего, нормально. До чего же они уникальны. Имена, правда, так и не запомнил, но определенно различаю. Этот – Мифунэ, тот – главный, большегубый, третий – рубщик дров, четвертый весельчак и так далее.

Но главный вопрос ведь не их идентификации, а в прописанности характеров, в отыгранности их. Три с лишним часа экранного времени даже при неспешной манере Куросавы вполне достаточно, чтобы проникнуться каждым, чтобы сочувствовать каждому, чтобы жалеть о потере, гибели. Даже крестьян.

Бандиты же, напротив, даны предельно анонимными. При напряжении внимания можно как-то выделить главаря и его ближайшего помощника. Но и они сами по себе не играют никакой роли, не имеют обозначенного характера. Просто бандиты, просто безымянное зло.

Теперь к тщательности проработки всего сюжета. Большинство последователей Куросавы делают основной упор на боевку, на зрелищность. Часто в ущерб логике. Великий японец никуда не торопится. У них, у японцев, видимо, так принято.

Фильм идет больше трех часов. Условно его можно разделить на три приблизительно равные части. Первая – «сбор дружины», знакомство с героями. Час времени! Куда уж больше?

фильм семь самураев
Бандиты

Часть вторая – самураи в деревне. Быт деревни, развитие характеров и тщательное планирование обороны. Причем настолько тщательное, чтобы и зритель понял замысел главного из самураев. Вот дороги, ведущие в деревню, вот болотинка, речка, мостик, просека в лесу, холмы, рисовые поля (залитые водой).

Есть примитивная карта, план местности. Есть и сама местность. Самураи смотрят в план, потом вместе со зрителем перемещаются на реальной местности. Соображают, как бы половчее перекрыть тот или этот путь. И всё понятно.

Так и вижу, как сам Куросава на реальной местности реально распределял силы и планы средневековых героев. Выстроил деревеньку на действительно рельефе, натоптал дороги. В общем, не торопясь (за час экранного времени и наверное месяцы работы) выстроил настоящую диспозицию.

В первых двух частях автор подпускает размышлений. Чтобы фильм казался одновременно и развлекательным и умным. И это правильно. Не нужно бояться развлечений в умном кино. Не нужно бояться ума в развлекательном. А то есть тут у нас любители кристально чистого жанра. У них выходит либо заумная скукотень, либо тупое месилово.

Много в «Семи самураях» размышлений о соотношении ценности труда крестьянина и занятий воина. Куросава во всем своем творчестве придерживается нового, послевоенного курса. Когда Япония нажралась войны под лозунгом «Мы все самураи», в их жизни, обществе и творчестве пошел крен в сторону ценности созидательного труда и обличения ложных прежних самурайских ценностей.

фильм семь самураев
Еще два самурая

Всё это перекочевало в «Семь самураев». Все семь (или шесть с половиной) ронинов, в конечном, счете более несчастны, чем нищие крестьяне. Таков основной посыл фильма. Этот посыл пять ветеранов многих битв вбивают в голову своему юному товарищу. Парень еще грезит битвами, кодексом самурая, презрением к крестьянству. Но умные старшие товарищи одергивают и наставляют парнишку.

Седьмой член «дружины», тот, которого играет Мифунэ, он личность более сложная. И более важная. Бывший крестьянин, отринувший свое прошлое, пытающийся войти в касту самураев. Как ему кажется, более храбрых, сильных и заслуживающих уважения людей. Но крестьянские корни еще держат его, выворачивают сознание. Он вышел самым дерганым, самым неопределенным героем. Так и не нашедшим успокоения.

Но и крестьяне не идеализируются в фильме. Обличает их всё тот же герой Мифунэ. Он-то знает их подноготную Они, кричит он ронинам, сволочи, хитрецы редкостные, обманщики и мерзавцы. Они кричат, что у них ничего нет, трясут себя за нищенские лохмотья, но на самом деле прячут добро. Даже от вас, от их защитников. Да дай им только волю, они вас же и прирежут.

И тут же вылезает крестьянское в Мифунэ: а кто виноват в этом? Да вы же, самураи, и виноваты. Вы вечно воюете за что-то свое, мелочное, выжигаете походя деревни, отбираете всё у крестьян, насилуете их жен и дочерей. Вы!!!

Этой правде шесть самураев могут противопоставить только искупление в виде защиты одной-единственной деревни. Ни за что, без вознаграждения. За честь и справедливость. Хотя бы раз в жизни. И скорее всего последний раз. Потому что соотношение сил: семеро против добрых сорока.

фильм семь самураев
В руках у Мифунэ японская аркебуза

Третья часть фильма, последний час кипит драка за деревню. Тщательно выверенная, тактически обоснованная драка. Без вывертов, без супер-менов, со смертями главных героев.

Да, местами боевка поставлена не так чтобы уж очень. Хорошо видно, что и клинками, и бамбуковыми копьями поверженных врагов бьют не взаправду. Кровь не хлещет. Но автор и не ставил на первое место зрелищность, как любит Голливуд.

Зато сама постановка сцен впечатляет. Она сложна. Я даже не представляю, сколько раз приходилось прогонять тот или иной эпизод, чтобы отснять сцену со сложными перемещениями на одном кадре. Умели же вот в пятидесятые годы работать. Или настоящие мастера умеют всегда?

В качестве эпилога отмечу страшно нравящееся мне послесловие фильма. Бандиты уничтожены, убитые похоронены, деревня вышла на сев риса. Бабы сажаю ростки, таскают тяжести, а мужики… А мужики барабанят в барабаны, дудят в дудки и поют. Молодцы!

Оценку этому шедевру я и выставлять не решусь. Кто я и кто Куросава? «Семь самураев» смотреть обязательно. Это и для знакомства с классикой хорошо, и оно просто во многом лучше всех поздних подражаний.

фильм семь самураев
Четыре финальные могилы

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«Я думал, что кинодрама — это когда героиня плачет. Я ошибался. Кинодрама — это когда плачут зрители.»
Фрэнк Капра


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ