Раскрашенный Ла-5 и все, все, все

истребитель ла-5
Ла-5. Художник Валерий Петелин.

Авиация и бортовая живопись – это вам вовсе не «гений и злодейство». Какое там «несовместные», они просто не могут друг без друга! Причём – чуть не с самого возникновения авиации как таковой.

А уж какая вакханалия началась с «раскраской», когда боевая истребительная авиация оформилась и сложилась! «Летающий цирк» Рихтгофена помните? От расцветок в глазах рябило. Да ведь и сам Красный Барон заслужил своё прозвище отнюдь не за то, что был индейцем-коммунистом. Да, дворянский титул у лучшего немецкого (и вообще) аса Первой Мировой Манфреда фон Рихтгофена — «фрайхерр», баронский. А «красный» — это уж от цвета его самолёта.

истребитель ла-5
Нечто вроде модели триплана Fokker Dr.I в цветах Красного Барона. Музей техники Вадима Задорожного, снимок сделан 13 июля 2019 года.

Конечно, в плане «раскраски» всегда лидировали истребители. Но, скажем, американцы даже стратегические бомбардировщики умудрялись «облагородить» и расцветить. И знаменитая «Энола Гэй» тут скорее скромное исключение – кроме имени и тактических обозначений на этом B-29 нет практически ничего. (Ну, подумаешь, пилот сбросил атомную бомбу на Хиросиму с самолёта, носящего имя его, пилота, мамы. Сентиментальность аж зашкаливает).

В нашей авиации с «бортовой живописью», в отличие от противников и союзников, было весьма скромненько. У унылых японцев, которые даже таким выпендрёжным и пропагандистским показателем, как личные счета пилотов, пренебрегали, и то чаще встречались самолёты «весёленьких расцветочек». А наши военные, в извечной дилемме «шашечки или ехать» однозначно плюнули на «шашечки», сиречь украшательство.

И это при том, что до войны существовали самолёты, чьё предназначение было только и исключительно пропагандистским. Вспомните туполевский восьмимоторный АНТ-20 с собственным именем «Максим Горький». «Агитационный самолёт» — вот буквально так он и звался. А вот в войсках, малевание на фюзеляжах чего-бы то ни было как-то не поощрялось. Только потом, когда война шла вовсю, дошло, что «звездочки за сбитых», стрелы, орлы, «Мщу за Петруху!» и прочее – вполне себе психологическое оружие. Подбодрить и вселить уверенность в своих пилотов, «надавить» на пилотов вражеских (если они, конечно, что-либо рассмотрят, что сомнительно). Ну и ободрить гражданских в тылу, когда они увидят «красивый и грозно раскрашенный самолёт» в нечёткой газетной фотографии.

Со своими пилотами проще всего. «Ред гоез фаста!». Если «тачка» круто выглядит – значит и водитель крут. Во всяком случае, тот, кто за рулём так себе это представляет и так себя чувствует. Утрирую конечно. Но за штурвалами истребительной авиации тогда сидели, в основном, двадцати- двадцатипятилетние мальчишки. Сами понимаете.

На счёт психологического давления на противника вопрос спорный. Много там наразглядываешь во время суматошного догфайта? Не говоря уж о «первым увидел-быстро спикировал-сразу сбил» (или – не сбил).

А вот о действии на «тылы», о моральной поддержке «гражданских», которым было не менее тяжело, чем фронтовикам, ибо «всё для фронта, всё для победы», мы и скажем пару слов в разрезе бортовой живописи.

В принципе, чаще всего «украшательством» были обычные надписи. Помните танковую колонну «Димитрий Донской»? (Подчеркну, именно «Димитрий». Сейчас у нас раскрашивая музейные или памятниковые Т-34-85 в «белый цвет с красными буквами», об этом часто забывают). В принципе, подобных колонн и отдельных машин было много. Очень много. И не только «танчиков». Самолётов – тоже.

Были и отдельные «дарственные» самолёты, построенные на те или иные средства тех или иных людей или коллективов. Были и целые эскадрильи. Надпись писали на борту, с ней фотографировали и фотографировались, потом публиковали в газетах. По прибытии на фронт надпись, естественно, оставалась.

истребитель ла-5
Як-1Б с дарственной надписью на фюзеляже. Единственный сохранившийся самолёт данного типа. «Дарственно» изготовленный в 1942-м, вернулся с фронта на завод в 1944-м, а после задержался аж до музеефикации. Снимок сделан 16 августа 2016 года, Музей боевой славы в Парке Победы, Саратов.

Вот только тут, на фронте, в вопрос «бортовой живописи» вступал ещё один фактор. Недолговечность самолёта. И даже не потому, что самолёт «живёт три атаки», он, чай, не танк. А потому, что он, самолёт — деревянный.

У нас до войны возобладала точка зрения, что лучшая конструкция для истребителя – деревянная. Дешевле. И изготавливать можно «на любой мебельной фабрике».

Правда, потом выяснилось, что не очень-то и дешевле. И самолёт, таки, не табуретка и даже не шкаф.

(Скажем, в Саратове во время войны «Яки» делали вовсе не на мебельной фабрике, а на заводе сельскохозяйственных комбайнов. После войны изготовление комбайнов не возобновили, а изготовление самолётов – продолжили. Сейчас, благодаря «благословенным девяностым», этого завода, выпускавшего, в том числе, и морские штурмовики с вертикальным взлётом и посадкой, больше нет).

Деревянный самолёт, может и дешевле и проще в изготовлении, но он менее стоек к боевым повреждениям. А ремонтопригодность?

Приклепать дюралевую пластинку на пробоину от вражеской крупнокалиберной пули или восстанавливать кусок, вырванный той же пулей из фанерно-тканевой плоскости? А осадки и прочие прелести климата? (Помните, был момент, когда заводские бригады метались по фронтам, приклеивая массово отстающую обшивку плоскостей?). В общем, деревянный самолёт особо раскрашивать и не стоило – летать на нём многими месяцами всё равно не представлялось возможным. Недолговечное оружие. Но – оружие.

истребитель ла-5
Макет штурмовика Ил-2, Москва, Поклонная гора. Снимок сделан 24 сентября 2016 года. Ил-2 здесь изображён в первоначальном, одноместном варианте – без стрелка.

Кстати, напомню, что не только истребители были «деревянными». Знаменитые штурмовики Ил-2, проектировавшиеся дюралевыми, быстро перековались на «русс фанер». Бронекапсула стальная, остальное… Дюралевыми остались только бомбардировщики – при равной прочности металлическая конструкция легче деревянной. Либо, при равной массе, металлическая конструкция прочнее. Для бомбардировщиков поступится бомбовой нагрузкой было нельзя.

Усеянная «звёздами за сбитых» «Аэрокобра» Речкалова была, таки, металлическая. Долговечная, а потому известная. И несла на своих дюралевых боках не только «свои» заслуги, но и память о «деревянных» И-153, И-16, Як-1, на которых летал Григорий Андреевич. Более того, на своём, запечатлённом на множестве снимков P-39Q-15 с серийный №44-2547, Речкалов летал уже зимой-весной 1945-го года, а первого «худого» сбил ещё 26 июня 1941 года.

истребитель ла-5
Как я понимаю, Г.А.Речкалов – второй слева. А за спинами лётчиков и начальства – лендлизовская американская «Аэрокобра». P-39 Airacobra – весьма специфический истребитель, не снискавший популярности в Америке, но прославившийся в СССР.

Кстати, интересный момент. Наверное ещё с Первой Мировой повелось, что «союзные» лётчики в качестве отметок о сбитых рисовали на фюзеляжах своих самолётов опознавательные знаки сбитых. Маленькие свастички или балкенкройцы, например, за сбитых немцев. Представить себе советский самолёт, на котором, даже в качестве знака об одержанной победе, красуется свастика было немыслимо. Поэтому у нас рисовали «звёздочки». Не соотнося их с собственными опознавательными знаками, просто так рисовать было проще.

истребитель ла-5
Некто напоминающий актёра Кирилла Лаврова презрительно усмехается над десятью отметками о сбитых (дважды ас!, ибо «ас» – пилот, сбивший пять противников, так с Первой Мировой заведено). Среди девяти немецких свастик один знак – итальянский. Нижний ряд, второй слева. Ликторский пучок — розги и топорик. Три таких связки нарисованных чёрным в белом круге – знак итальянских Реджиа Аэронаутика. Во времена господства в Италии фашизма (собственно «фашина»-«фасции» оно и есть, «пучок») знаком итальянских ВВС были именно ликторские связки. Впрочем, Муссолини оставил «правящей» Савойской династии, в лице короля Виктора-Эммануила III, белый крест на киле самолётов.

Ну а немцы, воюющие сразу со всем миром, рисовали себе простые «абшуссбалкены» — «полоски за сбитых («полоски застреленных»)». Причём, если все остальные делали отметки на фюзеляже у кабины, слева, там, где пилот залезает, немцы рисовали свои отметки на киле.

истребитель ла-5
«Худой», как его называли наши лётчики за особенности конструкции – истребитель Bf.109. Тот самый «Мессершмитт». («Bf» — от «Байеришие Флюгцойгверке». Перипетии «собственничества» с «Мессершмитт Флюгцойгбау» — отдельная капиталистическая песня. После Bf.109 и двухмоторного «церштерера» Bf.110 индекс мессершмиттовских самолётов сменили на «Me»). На киле – отметки сбитых.

Но не только «отметками о сбитых» живёт бортовая живопись. Всякие «акульи пасти» (на американских «Киттихоках» особенно), пинапы (на их же бомбардировщиках) и прочая, и прочая.

В нашей утилитарной, боевой, авиации «самый красочный» самолёт тоже есть. В единственном экземпляре.

истребитель ла-5
Снимок сделан 24 сентября 2016 года. Москва, Поклонная гора.

В ныне крытом авиационном павильончике (а ранее – под открытым небом) стоят, конечно, не натуральные самолёты, а макеты. По точности исполнения, скорее, системы «габариты соблюдены».

И вот среди них – яркий и красочно раскрашенный Ла-5.

истребитель ла-5
Макеты на Поклонной горе, Москва. На переднем плане Як-3 и ЛаГГ-3. Безотносительно к качеству исполнения макетов – окраска забавная. Як в каком-то странном фантастическом сине-сером камуфляже. ЛаГГ больше похож на то, что было на самом деле. В начале войны самолёты, если вообще камуфлировались, были зелёно-чёрными, под конец схема стала другая – тёмно-серый – светло-серый.

Но мы сейчас о Ла-5. Точнее, о его макете.

истребитель ла-5
Макет истребителя Ла-5, Москва, Поклонная гора.

Красиво и впечатляюще, правда? Я про окраску.

Совершенно не типично для нашей авиации. И, как ни странно, правдиво. Нетипично и правдиво до такой степени, что единственный экземпляр послужил основой для многочисленных рисунков, моделей, копий и тому подобного. Об этом скажу чуть ниже. А пока, пару слов о «Ла» вообще.

В принципе, по большому счёту, Ла-5 – это ЛаГГ-3 на котором рядный двигатель жидкостного охлаждения заменили звездообразным двигателем воздушного охлаждения. Сбоку ещё ничего, но при виде сверху может хватить инженерная кондрашка.

Из всего семейства Ла-5/Ла-5Ф/Ла-5ФН/Ла-7 изначальный Ла-5 выглядит самым уродливым. Ну, типа того, что в телегу (фюзеляж) впрягли не коня или даже не трепетную лань, а сразу рака щукой. Точнее – наоборот.

истребитель ла-5
Макет истребителя ЛаГГ-3, Москва, Поклонная гора. Выглядит макет как самолёт ранних серий, а раскрашен по поздней схеме.

ЛаГГ-3, даже не смотря на свою «фанеру» («дельта-древесину») конструкции, был бы хорошим истребителем, но проектировался под другой, более мощный двигатель. Который «не смогли». А для того двигателя, который поставили, планер был слишком тяжёлый. Отсюда все беды, отсюда попытка приспособить к «хорошему планеру», заточенному под узкий «жидкостник», достаточно мощный, но широченный «воздушник». Гримасы военного времени. Но – приспособили. Вот и вышел «Ла».

истребитель ла-5
Макеты на Поклонной горе, Москва.

А теперь вернёмся к вопросу бортовой живописи и поднятия духа тылов.

«Зубастая» устрашающая окраска для наших самолётов нехарактерна вообще. И этот конкретный самолёт (точнее – прототип этого макета) был так покрашен в единственном экземпляре. И раскрашен так не на фронте и не для фронта.

истребитель ла-5
Вот он, настоящий Ла-5, с «глазами и зубами», и огромным количеством отметок о сбитых.

Самолёт экспонировался на выставке «Героическая оборона Ленинграда», открывшейся 30 апреля 1944 года. Этот Ла-5 был представлен как самолёт Героя Советского Союза Георгия Дмитриевича Костылёва, служившего в ВВС Балтийского флота.

За Г.Д. Костылёвым (1913-1960) числится 418 боевых вылетов, 7 личных воздушных побед и 29 – в группе. Участвовал в Советско-Финляндской войне (там у него побед не было), а первого немца, Bf.110, сбил (в группе) 15 июля 1941 года.

Летал на И-16, МиГ-3, ЛаГГ-3, английском «Харрикейне», Ла-5, Ла-7. Дослужился до звания майора, с 1944 года был главным инспектором ВВС Балтийского флота.

Был ли выставлявшийся самолёт действительно его «личным» — вопрос. Скорее всего нет. А что касается раскраски, то её, явно, нарисовали только для выставки, для того, чтобы впечатлить гражданских посетителей.

истребитель ла-5
Были ли кок винта и киль белыми, как на этом боковике, или жёлтыми, как покрасили макет на Поклонной горе, по оригинальной черно-белой фотографии определить довольно затруднительно. На многочисленных художественных рисунках и масштабных моделях встречаются оба варианта.
истребитель ла-5
Макет истребителя Ла-5, Москва, Поклонная гора.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Андрей Гузенко (Erofey)

Автор сайта с наибольшим стажем. На сайте с 2005 года.

Журнал автора: http://erofey-manager.livejournal.com


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ