Часть 2. История Второй мировой сквозь призму карьеры одного немецкого офицера

Генерал Ганс Кребс
Генерал Ганс Кребс

Первая часть очерка

ВОЙНА НАЧИНАЕТСЯ

С началом Польской кампании Кребс по-прежнему трудится в Генштабе. В конце сентября у него интересная командировка – в составе немецкой делегации, которую отправили для урегулирования разграничительной линии с Красной армией. Вермахт наступал так лихо, а красноармейцы так не торопились, что в итоге немцы залезли на те территории, которые отходили по небезызвестному договору Советскому Союзу. (В числе прочего, прыткие немцы из XIX моторизованного корпуса под командованием Гейнца Гудериана, захватили 17 сентября 1939 года Брест вместе с крепостью).

21 сентября, буквально за несколько часов, делегации (советскую сторону представляли, кстати, нарком обороны маршал Ворошилов и начальник Генштаба командарм 1-го ранга Шапошников) пришли к соглашению, о чем Кребс и отрапортовал в ОКХ. В числе результатов соглашения по разграничению – так называемый «совместный парад», а точнее – прошедший 22 сентября 1939 года церемониальный вывод из Бреста подразделений XIXкорпуса Гудериана и торжественная замена их частями 29-й отдельной танковой бригады комбрига Кривошеина (входившей, замечу, в 4-ю армию Чуйкова. Если вы ещё не забыли, из-за Чуйкова этот рассказ и начался).

Какие, порой, случаются удивительные вещи – принимать «парад» приходится нацистскому генералу из прусских юнкеров, и – большевистскому комбригу, безродному провинциальному еврею. Как партийных «старых бойцов» кондрашка не хватила от такого известия – непонятно. (Для тех, кто не в курсе, замечу, что Кривошеин это вам не какой-нибудь Мехлис. Он успел побывать на гражданской войне в Испании и у озера Хасан, под конец Зимней войны его 29-ю бригаду перебросят из Бреста на север, он будет штурмовать Выборг…).

В октябре 1939 года немцы в очередной раз перетрясли Генштаб, в результате чего отдел Кребса сократили. Два месяца он болтался без дела в резерве, пока не был назначен начальником штаба VII армейского корпуса. После разработки плана «Гельб», грызни между ОКХ и ОКВ, умничания фон Манштейна (который потом приписал все заслуги в разработке плана себе любимому) и дальнейшей грызни, VII корпус включили в 16-ю армию, а 16-ю армию – в группу армий «А», которая находилась посередине немецкого построения и должна была наносить основной удар. Командовал 16-й армией Эрнст Буш, его штаб возглавлял Вальтер Модель. И с тем, и с другим Кребсу ещё не раз придётся встретиться.

10 мая 1940 года Ситцкриг, Сидячая война, на Западе кончилась, началась «бегучая». Немцы бежали вперёд, французы, англичане, бельгийцы и голландцы – назад (и немного в разные стороны). Впрочем, вся слава досталась мобильным частям, с их рывком через Арденны и последовавшим разгромом французов. 16-я армия «стояла с краю», рядом с 1-й армией (под командованием Иоба фон Вицлебена) из группы армий «Ц», все её подвиги – занятие Люксембурга, достижение правым флангом реки Маас и выход в тыл северной части линии Мажино. Кстати, в полосе движения 16-й армии был и Верден, где Кребс успел побывать во времена Первой Мировой.

За успешную Французскую кампанию фюрер щедро раздавал слонов и пряники, 14 мая Кребс получил «пристёжку» («пряжку», «шпангу» — как только это ни обзывали) к своему Железному кресту 2-го класса, а спустя четыре дня – и к 1-му классу. Сия «шпанга» символизировала повторное награждение – тому, кто уже был награжден Железным крестом «образца» 1914 года, второй такой же крест, но уже «образца» 1939 года не выдавали, выдавали «шпангу». (Это не нацисты изобрели от жадности, просто традиция такая немецкая – в своё время, тот, кого наградили Железным крестом «образца» 1870 года, во время Франко-прусской войны, так же получал «пряжку», вместо аналогичного креста 1914 года).

Когда 22 июня 1940 года подписывалась капитуляция Франции, никто ещё не знал, что символическим будет не только «тот самый вагон» в «том самом лесу», где немцы подписывали перемирие 11 ноября 1918. От вагона, в конце концов, остались рожки да ножки, а вот 22 июня для нас навсегда ассоциируется совсем с другим годом.

1 октября 1940 года Кребса производят в полковники и снова направляют первым заместителем военного атташе в Москву. Весной 1941 года, на время отсутствия своего шефа, Кребсу пришлось самому исполнять обязанности военного атташе. И, как нарочно, именно в этот момент произошло событие, (к которому личного отношения Кребс, конечно, не имел), которое повлияло на дальнейшие судьбы мира.

13 апреля 1941 года Мацуока Ёсукэ, министр иностранных дел Японии, после долгих и продолжительных переговоров подписывает в Москве советско-японский пакт о нейтралитете. Напомню, что Япония – единственная из стран Оси, с кем СССР уже дважды воевал, хоть и по мелочи. Напомню, что при этом пакт о ненападении с Германией тоже уже есть. Напомню, что из-за Финляндии СССР подпортил отношения и с европейскими странами и с США. Напомню, что при этом Япония (как и Италия, как и Германия) уже давно и вовсю воюет, просто (пока ещё) не с теми, с кем воюют Италия с Германией. Политика – странная штука.

В итоге, в долгосрочной перспективе, от этого соглашения выиграло только одно государство – СССР. Сразу после подписания довольны были только две страны – кроме СССР ещё и Япония (но японцев обломали в 1945, денонсировав договор и начав войну). Все остальные взвыли.

Немцы с итальянцами обиделись – ведь им нужен союзник против СССР, а теперь придётся только самим (так, в общем, и случилось). Англичане с американцами испугались, что теперь японцы вместо СССР (на который они японцев и натравливали) начнут кусать их самих (что, в общем, и случилось). Американцы от обиды даже ввели против СССР санкции (они уже вводили санкции после пакта о ненападении между СССР и Германией, ну да санкций много не бывает, как гласит народная американская поговорка). Китайцы тоже обиделись – ведь СССР им оказывал помощь в войне с Японией (Чуйков, кстати, уже полгода как военный атташе в посольстве в Китае, и, заодно, главный военный советник Чан Кайши). Китайцам пообещали помощь не прекращать и военных советников не отзывать. (Впрочем, после начала войны с Германией стало не до Чан Кайши или Мао Цзедуна, и все эти китайские церемонии постепенно сворачивают до лучших времён).

При чем здесь Кребс, спросите вы? А вот причём. Когда на Казанском вокзале провожали японского министра в обратную дорогу, проводить его пришло всё высшее советское руководство во главе с Иосифом Виссарионовичем. Ещё бы, этот договор – великая победа советской дипломатии, показавшей фигу и подложившей свинью одновременно и странам Оси и западным союзникам! Естественно, были представители дипкорпуса «заинтересованных» сторон, в том числе и Кребс. Вот его-то демонстративно и приобнял за плечики отец народов и, опять-таки демонстративно, на дипломатическо-журналистскую публику, заявил, что, дескать, дружба, жвачка!

До нападения Германии на СССР оставалось два месяца.

Вальтер Модель
Вальтер Модель

НАТИСК НА ВОСТОК

После начала войны, вместе с немецким послом в Москве графом фон дер Шулленбургом в Германию вернулись все сотрудники посольства, в том числе и Кребс. Полгода он в резерве. После поражения под Москвой фюрер решает немного перетряхнуть генералитет (ну и заодно сам становится главнокомандующим, вместо фон Браухича). Погнали метлой в отставку многих – фельдмаршалов фон Лееба и фон Бока, генерал-полковников Гудериана, Гёпнера, Кюблера, Штрауса, Шмидта… Впрочем, пока генералы только летят с должностей, головы с генералов начнут лететь чуть позже. Кребса извлекают из резерва и 14 января 1942 года назначают начальником штаба 9-й армии. Спустя два дня новым командиром 9-й армии становится Вальтер Модель.

Да-да, печально известные бои под Ржевом проходили при непосредственном участии Ганса Кребса (которого уже в конце января награждают Немецким Золотым крестом, а в феврале повышают до генерал-майора). У нас помнят о Вальтере Моделе и его 9-й армии, но как-то забывают, что у армии был штаб и его весь 1942 год возглавлял Кребс. В удержании немцами Ржевско-Вяземского выступа есть и его заслуга. Печально, но факт.

Пока 9-я армия и Калининский с Западным фронтом увязли в позиционной мясорубке, успело начаться и кончится немецкое наступление на юге и Сталинградская битва (одним из героев которой стал отозванный из Китая Чуйков). В конце сентября 1942 года сменился начальник немецкого Генштаба – Франца Гальдера, который смертельно надоел Гитлеру, наконец отправили в отставку, на его место назначили Курта Цейтцлера. Именно ему пришлось «с ходу» расхлёбывать не им задуманный Сталинград. Группу армий «А» «расхлебать» кое-как удалось, а вот 6-ю армию Паулюса с итальянско-румынскими приправами сварили в котле и хлебали уже русские.

После февральского отдыха 1943 года, Кребса назначают начальником штаба группы армий «Центр», которую возглавлял тогда фельдмаршал Ганс фон Клюге. Кребс будет возглавлять штаб группы армий «Центр» весь 1943 год и изрядный кусок 1944. Реализация операции «Цитадель», которую он всецело поддерживал, пройдёт при его живейшем участии. Последовавшие отступления, окружения и операция «Багратион» — тоже. Назначение на группу армий, в свете последующих событий, видимо, было ошибкой. Похоже, пределом возможностей Кребса был уровень начальника штаба армии (если брать советский масштаб – начальник штаба фронта).

13 марта в Смоленске, в штаб-квартире группы армий «Центр» побывал фюрер. (Ему тогда крупно повезло, один из подчинённых Кребса, Хеннинг фон Тресков, заложил в самолёт фюрера бомбу, но та не взорвалась). Гитлер накрутил хвосты генералитету, «замотивировал» по самое нехочу на перехват стратегической инициативы – и отбыл. Разрешив, впрочем, эвакуировать Ржевско-Вяземский выступ. За успешное проведение этой операции Кребса повышают до генерал-лейтенанта.

Мечты фюрера о «перехвате инициативы» начал воплощать Цейтцлер в виде операции «Цитадель». Причём, теперь пошла грызня не между фюрером и генералами (как, например, было, когда фон Манштейн пытался «продавить» свою идею освобождения 6-й армии из окружения), нет, теперь к этому добавилась грызня генералов между собой. Цейтцеру (который Генеральный штаб ОКХ) нужны были резервы для наступления, тем более что из изначально тактической операции фюрер решил устроить очередную Титаномахию. Резервы выискивались за счёт Средиземноморья, Франции, Севера, в общем – за счёт ОКВ. ОКВ было, естественно, против, и слало протесты. ОКХ в ответ заявляло, что ОКВ лезет в дела неподотчётного ему фронта. Фюрер подливал масла в огонь. Союзники хозяйничали в Африке, Италия прикидывала, как бы спрятаться под диван, а генералы с упоением грызлись. Назначили, было, наступление на 5 мая. Но встрял Модель и сказал, что его 9-я армия не готова. Наступление перенесли на 9 мая, а пока решили посовещаться. Модель и Гудериан стояли за отсрочку наступления, а лучше сразу за отмену, Цейтцлер и фон Клюге настаивали на скорейшем начале, фон Манштейн занял нейтральную позицию и фюрер решил ещё обождать.

Кончилось, как вы понимаете, вполне по-немецки – «хотели как лучше, получилось как всегда». Курская битва началась 5 июля 1943 года, фон Манштейн (группа армий «Юг») ударной группой Германа Гота на южном фасе «чуть было не» — но не смог, фон Клюге (группа армий «Центр») ударной группой Моделя на северном фасе не смог ещё больше. А тут ещё и советские войска дали сдачи, группа армий «Центр» огрызалась – но отходила. Неприятности немцев усугубила сентябрьская высадка союзников в Италии и капитуляция последней. Впрочем, в Италии дела шли ни шатко – ни валко, до конца весны 1944 было сплошное топтание на месте, да и потом, после короткой вспышки, всё снова застыло до весны 1945 года.

В середине сентября 1943 года фон Клюге попал в аварию, и на его место прибыл Эрнст Буш. Пока тот вникал в дела, группой армий «Центр» рулил Кребс.

И Буш и Кребс беспрекословно подчинялись регулярным окрикам фюрера «ни шагу назад!», «оборонятся и удерживать позиции» — и транслировали приказ «держаться любой ценой» дальше в войска. Вероятно, именно за такую покладистость (и за то, что зимой 1943-1944 года группу армий «Центр» советским войскам сдвинуть не удалось) Кребс 26 марта 1944 года был награждён Рыцарским крестом Железного креста.

Всё воинское искусство свелось к латанию дыр и попыткам удержать рубежи. Иногда на контратаках немцам удаётся подловить увлёкшуюся Красную армию, иногда нет. 6 июня 1944 года союзники высаживаются во Франции и Германия получает полноценный второй фронт (до того попытки англичан объявит вторым фронтом Африку или Италию совершенно не находили понимания у советского руководства). Ну и самое главное — 22 июня 1944 года начинается крупномасштабное советское наступление – операция «Багратион». С её началом тактика группы армий «Центр» удержания рубежей и территории привела к катастрофе. Стрелочником и рыжим объявили Эрнста Буша и сместили с поста. На его место был назначен всё тот же Вальтер Модель. Кребс остался в прежней должности — начальником штаба.

Эрнст Буш
Эрнст Буш

ДОРОГА НА БЕРЛИН

Операция «Багратион» стремительно развивалась, немцев гнали и в хвост и в гриву. Англичане и американцы разворачивались во Франции. В Италии немцы отступили из Рима. А тут ещё и генералы решили поиграть в заговорщиков и устроили 20 июля 1944 года покушение на фюрера.

Фюрер решил, что «вешать потом» будет некогда, и принялся вешать сейчас. Для начала был организован эдакий «суд чести»из фельдмаршалов фон Рундштедта и Кейтеля, генерал-полковника Гудериана и ещё трёх генералов, который принялся отсеивать и выкидывать из армии нелояльных и неугодных. Ну а Фольксгерихтсхоф (народный суд – самый гуманный суд в мире!) принялся вешать.

Ни Моделя, ни Кребса репрессии не коснулись – их личная лояльность и преданность фюреру не вызывала сомнений. А вот другие поплатились головой – фельдмаршал фон Вицлебен и генерал-полковник Гёпнер были повешены, фельдмаршалы фон Клюге и Роммель покончили с собой. Франц Гальдер был отправлен в концлагерь, но так и не казнён. (Впоследствии, попав в плен к американцам, он с невероятной энергией принялся с ними сотрудничать, будто наделся, что ему дадут повоевать с Советским Союзом американскими войсками). Уже в 1945 году казнили адмирала Канариса… И это далеко не всё и не все. В общем, фюрер оторвался по полной. Генералы всегда мешали воевать ему, ефрейтору, так, как надо. Теперь мешать не будут, и власть фюрера после провала мятежа продержится почти десять месяцев.

Покушение на Гитлера имело ещё одно неожиданное последствие. Цейтцлер уже десять дней как был отстранён от должности, исполняющим обязанности начальника Генштаба был генерал-лейтенант Адольф Хойзингер. И вдруг, 21 июля 1944 года, начальником Генштаба назначают Гейнца Гудериана.

Тем временем группа армий «Центр» бежала на запад, и добежала до границ Восточной Пруссии к августу 1944 года. Чтоб легче бежалось, Ганс Кребс получил очередное звание – генерал пехоты. (У немцев после генерал-лейтенанта идёт генерал рода войск, и только потом – генерал-полковник. В РККА немецкому генералу пехоты (или, там, артиллерии) соответствовал генерал-полковник, а немецкому генерал-полковнику – генерал армии).

После того, как фронт группы армий «Центр» к середине августа более-менее стабилизировался, Моделя отправляют на Запад, затыкать дыры группой армий «Б». Но тамошний начштаба оказался причастен к заговору против Гитлера и, естественным образом, образовалась вакансия. Модель затребовал к себе Кребса, что и было выполнено 1 сентября 1944 года. С ролью главнокомандующего всего Западного фронта Модель, по мнению фюрера, не справился, на эту должность вернули смещённого, было, фельдмаршала фон Рунштедта, а вот группу армий «Б» Моделю оставили. С её помощью Модель и Кребс стали показывать козью морду Монтгомери, кидая камешки в его воздушно-десантный «Огород». (Арнемский мост, который «слишком далеко» — это как раз тогда и было).

24 октября 1944 года Кребс и начальника штаба фон Рундштедта были вызваны в Ставку фюрера. Там им была поставлена задача – пока на Востоке поутихло, надо наступать на Западе, разбить англо-американцев и напомнить им, где именно зимуют раки. Второй рывок через Арденны, естественно, не удался. Американцы хоть и получили от Моделя по сусалам, быстро превратили поражение в победу, а к форту Аламо прибавили город Бастонь.

Пару слов о фельдмаршале Вальтере Моделе, с которым так долго вместе работал Кребс. После череды закономерных поражений (немцев просто задавили количеством – людей, техники и боеприпасов) Модель застрелился в окружении, в Рурском «котле», 17 апреля 1945 года.

Фон Рундштедт и Роммель
Фон Рундштедт и Роммель

ОБИТЕЛЬ БОГОВ/ГИБЕЛЬ БОГОВ

17 февраля 1945 года Ганс Кребс был отозван с Западного фронта и назначен помощником Гудериана по оперативным вопросам. Через три дня, во время своего первого доклада Гитлеру, Кребс был награждён Рыцарским крестом с дубовыми листьями – за свою деятельность на Западном фронте. 15 марта 1945 года находясь в Цоссене (именно там располагался Генеральный штаб сухопутных войск), можно сказать – в тылу, Кребс получает осколочное ранение головы при налёте американских бомбардировщиков. (Собственно, по оставшемуся шраму его тело и будут потом несколько раз опознавать).

В самом начале я уже говорил об идеях Гудериана и Гиммлера о перемирии с западными союзниками и последовавшем «отпуске по болезни» Гудериана. (Для Гиммлера эта затея ничем хорошим тоже не кончится. На «верного Генриха» фюрер очень обидится и лишит его заочно всего, чего только можно. Гиммлер переживёт фюрера всего на месяц и покончит с собой 27 мая 1945 года).

Почему исполняющим обязанности начальника Генерального штаба ОКХ назначили именно Кребса – не совсем ясно. Похоже, просто «помогли по-дружески». Кребс приятельствовал с генералом пехоты Бургдорфом (он был начальником Управления личного состава ОКХи шеф-адъютантом фюрера по Вермахту), они были знакомы ещё с давнишних, «подверсальских», командных курсов. Пока Кребс трудился в Генштабе при Гудериане, он успел свести знакомство с Мартином Борманом (начальник Партийной канцелярии НСДАП) и представителем рейхсфюрера СС при Ставке, группенфюрером СС Германом Фегелейном (который больше известен как муж Гретль Браун, сестры Евы Браун). Зачем Кребсу в такое время было карабкаться в верха – сказать трудно. Может быть потому, что воевать и делать дело стало настолько страшно и бесполезно?

Вся деятельность Кребса в течение месяца его «исполнения обязанностей» сводилась к доведению до сведения фюрера обстановки на фронтах и просьб командующих армиями и корпусами, и донесению ответных указаний фюрера до командиров. 20 апреля, в день рождения фюрера, штабам ОКХи ОКВ пришлось покинуть Главную квартиру и разбегаться кто куда – танки 3-й гвардейской танковой армии подошли к Цоссену.

21 апреля фюрер вместе с Кребсом придумали создать из разных ошмётков и осколков ударную группу (та самая «группа Штайнера»), которой следует ударить на Берлин и не дать его окружить и отрезать. 22 апреля фюрер, уже сам, изобретает гениальный ход: 12-я армия Вальтера Венка и 9-я армия Теодора Буссе должны совместным ударом деблокировать Берлин. При том, что 9-ю армию раскатали в тонкий блин ещё на Зееловских высотах и она бежала к Франкфурту, в надежде сдаться хоть кому-то, кроме русских. 12-я армия, собранная из разрозненных беглецов и остатков разбитых частей, дёрнувшись, было, в сторону Берлина, быстро поняла что к чему, и побежала сдаваться американцам. К 22 апреля все, кто захотел, из Берлина смотались. Фюрер остался. Кребс тоже.

Весь этот бред с ожиданием то Штайнера, то Венка, то чёрта лысого, длился до самого конца. Не только фюрер утратил связь с реальностью.И Кребс, и все находившиеся в бункере – верили, ждали.

В ночь на 29 апреля 1945 года, ввиду отсутствия альтернатив, Кребс присутствовал при бракосочетании Адольфа Гитлера и Евы Браун (вместе с Бургдорфом и юридическими свидетелями – Геббельсом и Борманом). Позже – подписал политическое завещание Гитлера в качестве свидетеля (вместе с теми же Геббельсом, Борманом и Бургдорфом).

В середине дня 30 апреля состоялось последнее оперативное совещание, если его вообще можно так назвать. Комендант Берлина, генерал артиллерии Гельмут Вейдлинг просто сообщил, что советские войска уже там-то и там-то, и завтра уже будут здесь – в бункере под Имперской канцелярией. Собственно, между бункером и русскими оставался только двухтысячный отряд бригадефюрера СС Вильгельма Монке. Фюрер, посовещавшись с Кребсом, выдвинул великую мысль – прорываться теперь можно только мелкими группами. Но при этом Гитлер был твёрд: «Капитуляции не будет!!!». После чего, попрощавшись, благополучно застрелился. Вечером того же дня, те кто ещё не решился последовать за фюрером, почесав в затылке, решили идти договариваться с русскими.

Ранним утром 1 мая 1945 года Кребс, в сопровождении начальника штаба Вейдлинга и одного из солдат Монке, прибыл в штаб 8-й гвардейской армии. Понятно, что генерал-полковник Василий Иванович Чуйков, даже без созвона с Жуковым, никаких условий, кроме безоговорочной капитуляции не принял. То есть, немецкие-то сведения выслушал, и про смерть Гитлера, и про новые назначения, и про немецкие планы «какжить дальше». Выслушал, передал Жукову, тот, по ВЧ, дальше – в Москву. Ответ, собственно, все инстанции давали один – капитулируйте, а там посмотрим, чего с вами делать.

Вернувшийся в 6 утра в бункер Кребс своими неутешительными известиями (ну неужели немцы ждали другого ответа?) спровоцировал очередную волну самоубийств. Пока Вильгельм Монке с теми, кто захотел и ещё мог, попытался прорваться на Запад (далеко не ушёл, понятное дело), в бункере потихоньку самоубивались желающие из оставшихся, в том числе и Геббельсы всем семейством.

В 21 час 30 минут 1 мая 1945 года выстрелом из табельного оружия в голову окончил свою жизнь последний начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии Ганс Кребс.

История Третьего Рейха подошла к концу, но история Кребса не кончилась.

Конец Третьего рейха
Конец Третьего рейха

«КРИПС» ИЛИ ПОСЛЕ СМЕРТИ

То, что происходило дальше, не пожелаешь и врагу. Беременным слабонервным детям рекомендуется сесть и покинуть помещение, крепко ухватившись за что-нибудь. И лучше дальше не читать.

Тело Кребса нашли и опознали 3 мая, о чём Жуков и сообщил Сталину. В советских документах того периода и так не особо благозвучную для русского уха фамилию «Кребс» непонятно с чего вдруг переиначивают и пишут как «Крипс». Жутко звучит, если честно. Уж лучше я буду писать его, как есть, а вы каждый раз подставляйте ошибочное написание мысленно – и вздрагивайте.

Обнаруженные примерно в одном месте обгоревшие останки Геббельсов и Гитлеров, тела Кребса и детей Геббельсов собирают в кучу и 5 мая вывозят из Берлина в пригород Бук, в отдел контрразведки СМЕРШ 3-й ударной армии.

Почему в компанию Геббельсов и Гитлеров не попал, скажем, Бургдорф, тоже застрелившийся в бункере? Непонятно. Но Кребс прочно к ним прилепился и отныне путешествовал вместе.

Проведя очередное опознание и судебно-медицинскую экспертизу, смершевцы закопали тела в городке Бук. Позже отдел контрразведки армии был передислоцирован, тела выкопали, перенесли, и 3 июня 1945 года закопали в районе города Ратенов.

Но полежать спокойно Кребсу и его спутникам не дали. 21 февраля 1946 года очередная комиссия их откопала, перетащила в город Магдебург, в новое расположение смершевцев, и опять закопала. Место захоронения от оккупационных войск РККА перешло (методом переименования) в ведение 3-й армии ГСВГ.Отдел контрразведки СМЕРШ стал Особым отделом КГБ СССР по 3-й армии.

В 1970 году ГСВГ решает передать кое-какие объекты Национальной народной армии ГДР. В том числе, по незнанию, и заветное «место». Ну а кегебисты, всполошившись и вспомнив, кого там закопали, решили экстренно уничтожить то, что ещё не самоуничтожилось.

4 апреля 1970 года, под покровом ночи, легенды прикрытия, брезентовой палатки и строжайших инструкций, провели очередные раскопки, пересчитали черепа и берцовые кости (убедились, что никто не пропал?), и, уже следующей ночью, сожгли всё, что нашли, на костре, на пустыре в районе города Шенебек в 11 километрах от Магдебурга. Перегоревшие останки останков истолкли в пепел, собрали его и выбросили в реку Бидериц.

И вот теперь – действительно всё.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Андрей Гузенко (Erofey)

Автор сайта с наибольшим стажем. На сайте с 2005 года. Специализируется на игрушках и военной истории второй мировой войны


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ