Дюнкерк — рецензия

рецензия на фильм дюнкерк

РЕЦЕНЗИЯ НА ФИЛЬМ «ДЮНКЕРК»

Режиссер — Кристофер Нолан. (До «Интерстеллара» я бы добавил — «и этим всё сказано», а сейчас скажу — «он реабилитировался в моих глазах»).

Исторический контекст — май 1940 года, Дюнкерк, прижатые к морю Британские Экспедиционные Силы, (про бельгийцев забыли, французы самоотверженно обороняются, а англичане бросили воевать и собираются «валить из этой страны») операция «Динамо» — эвакуация британских сил с поджатым хвостом после немецкого пинка обратно в метрополию.

Подробнее рассусоливать, я полагаю, не стоит.

О чем фильм? Формально — «кино о войне». Но Нолан не был бы Ноланом, если бы снял простой военный «боевик с пафосом» или простой военный «эпик с пафосом». За этими вопросами к Спилбергу и иже с ними. Тут вам не «Спасение рядового Райана» и не «Ярость». Здесь — натуральная драма.

То, что драма военная, «основанная на реальных событиях» только добавляет ей остроты, но в боевик не превращает. Да, в угоду драме, как это обычно и бывает (плюс — «художник так видит») принесены в жертву некоторая часть логики, тактики, военных и исторических реалий. Но — это если докапываться. А если просто сидеть, смотреть и наслаждаться сопереживать — никакая «заклёпкометрия» не помешает.

Да, кино всегда «спрессовывает» время и место действия — иначе за два часа не показать то, что творилось две недели на многих и многих километрах. Да ещё, из драматургических соображений, надо выделить «главных героев», перипетии которых и показывать. В реальности-то всякие случаи и эпизоды происходит с массой разных людей — а в художественном воплощении реальности драматург всё это «вываливает» на одного бедолагу. Плюс, чисто технически, надо показать «красиво» — то есть, если сбили самолёт, то он упал и разбился, а не просто «задымил и ушёл со снижением на свою территорию», как оно бывало в 90% случаев, а то зритель не поймёт (тут, кстати, я утрирую — в фильме, на удивление, самолёты «падают» и «дымят» более-менее, к ним у меня ряд других претензий, но об этом — потом).

Поэтому всё действие происходит на полутора-двух километровом участке побережья, нам говорят — четыреста тысяч человек, но мы видим на общих планах от силы тысячу, нам говорят сотни маломерных судов — но мы видим десяток доходяжных посудин, нам говорят — эсминец, но мы видим, в крайнем случае, корвет, мы знаем о сотнях самолётов Люфтваффе и РАФ — а видим 4 Bf.109, 2 He.111, 5 Ju.87, 1 «Бофайтер» и 3 «Спитфайра».

Ещё мы знаем о сотнях тысяч (!) тонн брошенных боеприпасов, снаряжения, продовольствия, горючего, десятках тысяч брошенных автомобилей и тягачей. Практически вся артиллерия и даже значительная часть стрелкового оружия (!). Всё это англичане оставили немцам.

Заодно они оставили немцам «на съедение» французские части, прикрывавшие эвакуацию. Как тут не вспомнить, что у Англии нет союзников, но есть интересы! После того, как англичане продинамили французов операцией «Динамо», не прошло двух месяцев, англичане катапультировали французов операцией «Катапульта» — атаковали французский флот в их гаванях! Неудивительно, что сотрудничавшего с англичанами Де Голля многие во Франции считали предателем.

рецензия на фильм дюнкерк

Ну ладно, вернёмся к кино. Всё, что выше в скобках — нам не показали, мы просто это знаем 🙂 А показали нам несколько линий главных героев. Нолан бы не был Ноланом, если бы просто показал эти линии. Нет, всё не так просто. Он, как всегда, что-то — да выдумал.

События в одной линии идут неделю, во второй — день, в третей — всего час. Но перемешаны и состыкованы они так, что «образуют единый ансамбль» (ох, простите, это я недавно искусствоведческий бложик почитал, подхватил заразу 🙂 ). Причём, от зрителей это не скрывают, наоборот — показывают одно и то же событие с разных сторон — с разных линий. Отличный приём.

Собственно, выделено (символично, видимо) три тройки главных героев — тройка англичан-пехотинцев, что торчат на песчаных дюнах Дюнкерка, тройка гражданских англичан — пожилой отец, его семнадцатилетний сын и школьный друг сына, что идут в Дюнкерк на своём судёнышке и звено лётчиков-истребителей на «Спитфайрах», что летят прикрывать эвакуацию (Актуальнее было бы на «Харрикейнах» — но «Спитфайр» красивее).

В ролях… Да, собственно, не так важно, тем более, что большинство ролей отданы актёрам молодым («война — дело молодых», логично) и у нас неизвестным. А те что известны, как назло, далеко не молоды и получаются не совсем в тему (сорокалетний рядовой лётчик-истребитель — это, знаете ли, нонсенс, равно как и сорокалетний простой рядовой-пехотинец в начале «ненапряжной войны ненасмерть»).

Ну ладно, если кратко, о тех, кого опознал:

Есть Киллиан Мёрфи («Пугало» в нолановском «Бэтмене» и «главный внушаемый» в его же «Начале» — тот самый сорокалетний пехотинец), его достаточно мало. Есть Том Харди (тот самый лётчик, бывший новый Безумный Макс, и Бейн в нолановском «Бэтмене») — ему, благодаря всем этим упомянутым фильмам, вообще не привыкать полкиноленты ходить в «наморднике»-маске, его — достаточно много. Ещё двое — старик-судовладелец и «адмирал на пирсе» знакомы внешне, но чтобы узнать их имена, пришлось лезть в интернет, потому и вам не скажу. Наконец, ещё есть британский полковник (!) который, похоже, командует всей эвакуацией (!!) и всеми силами с сухопутной стороны (!!!). С ним я смог вспомнить только отличный фильм «Облачный атлас», но внешность у него слегка специфическая — нечто среднее между Бенедиктом Камбербэтчем и Рэйфом Файнсом.

Остальные актёры молоды, глаза не намозолили — и это хорошо. Но, иногда, теряешься — кто из них кто. (Для негра — все белые на одно лицо, ну, то есть, не для негра — для монгола, ну, вы поняли). Все одного возраста, всклокоченные, чумазые, говорят не по-нашему. В итоге, я проморгал, где потеряли одного из троицы главных героев — английских солдат-пехотинцев. А может и не потеряли.

Итак, линии идут, разворачиваются, цепляются одна за другую — и цепляют зрителя. Нет, правда. Все мы знаем, чем кончилась операция «Динамо», но знаем ли мы, что стало с тем Джеком, Джоном, Джеффом, Риком, Ником и Этьеном?

Вот уж где раззудись плечо, размахнись рука — зрителя так завлекают, так пробирают до печёнок, так заинтересовывают (ненавязчиво при этом пугая и нагнетая саспенс), что не сопереживать, не отламывать подлокотники кресел в кинотеатре (так вот почему их стали делать поднимающимися!) — просто невозможно.

А ещё музыка, точнее — всё звуковое сопровождение! Ну, бьют прямо по нервам, заразы 🙂 И дело не конкретно в сиренах-вертушках «юнкерсов», не в выстрелах и криках — в общей подаче.

Кстати, музыка, если её можно вообще назвать музыкой, очень проста (особенно, когда подпускают саспенсу), но — строго разграничена по главным линиям. Например, когда показывают лётчика — отчётливо звучит секундомер, отмеряющий пинты и галлоны 100-октановой пищи для прожорливого «мерлина». Для лётчика этот перещёлк секунд — отсчёт жизни, его и не его. (Спето было пятьдесят лет назад и совсем по другому поводу, но — «бензин — моя кровь — на нуле», «вот сзади заходит ко мне мессершмит», «но мне не гореть на песке»).

Очень, очень хороший фильм. При первом просмотре, в кинотеатре — отменно цепляет за душу, за сердце и за печёнки. И, вроде бы, повествует о поражении — но как! словно о великой победе! Причём — без дешёвого пафоса (ну, почти, последние три минуты фильма, разве что). Вот нам бы так научиться.

Итог — 8/10. (Поставил бы и 10, но балл скидываю за огрехи по истории, и балл — за огрехи по технике -«заклёпкам»).

рецензия на фильм дюнкерк

НЕМНОГО О «ЗАКЛЕПКАХ». ОСТОРОЖНО — СПОЙЛЕРЫ!

А хотите немного заклёпок, чтобы бочка мёда пополнилась парой ложек мазута? Нет, не хотите? А придётся!

Нет, правда, драма вышла отличная, а вот с военной точки зрения — есть вопросы. Ну ладно, корабли, в кораблях я, несмотря на гору прочитанного, хуже дилетанта. (Разве что твёрдо знаю, благодаря тестю, что моряки не плавают, а ходят. Только не уверен — ходят только военные моряки, или вообще все? ;). Скажу за самолёты.

С одной стороны — «самолётные» эпизоды показаны просто суперски. Двигатель ревёт, в кабине всё скрипит, гремит и вибрирует — чувствуется, что ты верхом на «двигателе с крыльями», а не в стерильном звукоизолированном космическом корабле из Звёздных войн.

(Да, я знаю, что нельзя говорить «с крыльями» — у моноплана крыло одно, это плоскости у него две — так сказано для красного словца и создания соответствующих аллюзий и ассоциаций, привет искусствоведческому бложику).

А когда пилот жмёт спуск на типично английском «бублике» РУСа — такой грохот поднимается! В раннем «Спитфайре» было 6 пулемётов винтовочного калибра (английский 0.303, он же 7,7 мм, Браунинг) в каждой плоскости по три — представьте, каково это — пальнуть из всех сразу!

Или оборонительные установки бомбардировщиков. Там расстояние-то — сотня метров, из кабины атакующего истребителя не то, что трассер летит в тебя — звук выстрела в тебя слышен!

В общем, «вид в кабине/из кабины самолёта» — лучше я ещё нигде не видел.

Да ещё неплохо показано, что основная работа пилота-истребителя — вертеть головой и смотреть по сторонам. Нашим лётчикам даже шейные шёлковые платки выдавали — чтоб не натирали шею о стоячий воротничок кителя (некоторые, при этом, и плечевые ремни не пристёгивали, ограничиваясь поясным — при манёврах и аварии минус, но вертеться и смотреть разом во все стороны — удобнее, плюс).

Но, боже мой, Соев, посмотрите финал!

Садится на рыхлый песок при неработающем двигателе, на остатках скорости — и выпускать шасси! Ладно, нам показали, как приходилось пилоту качать резервный выпуск при отказе штатного. Но зачем это делать буквально в нескольких метрах от земли? Шасси выпускают загодя. А при остановившемся двигателе, растеряв весь запас скорости, на последнем издыхании планирования — не выпускают вовсе, ибо шасси — отличный воздушный тормоз, можно так «клюнуть», воткнуться в землю — и привет. И скапотировать, зарывшись колёсами в песок, и сломать свою шею Харди не боялся?

Кстати, как Харди сжёг «Спитфайр» одним выстрелом ракетницы куда-то в кабину? Во-первых, жидкого бензина нет, выработан (а то можно было бы соорудить из бинта фитиль, фитиль в горловину бака — и адиос). Во-вторых «Спитфайр» — не «Харрикейн» и не «Москито», он не деревянный, он цельнометаллический, гореть — горит, за милую душу, но поджечь надо нормально.

И вообще, за один вылет Харди выполнил норматив аса — сбил пять самолётов! (Я насчитал одного «лаптёжника», два «хейнкеля» и два «худых» — 1 Ju.87, 2 He.111, 2 Bf.109). И это на раннем «пулемётном» «Спитфайре»! (Впрочем, для позднего, с двумя 20-мм «Испано-Суизами» это тоже супер-пупер). Да, он стрелял профессионально-скупыми короткими очередями (патроны, кстати, без трассеров — видать, посчитали что в «Ярости» с трассерами был перебор (а это так) и зритель не поверит), но их хватило на пять таких разных по прочности самолётов, три из которых однозначно «гробанулись» сразу и в прямой видимости! Суперпрофессионал, однозначно.

В истории имеются случаи (и даже отчасти подтверждаются), когда пилот за один вылет «насбивал» больше двух-трёх, и не только у меры не знающих немцев. Но такое, чаще всего, происходило, когда большая группа истребителей (4-8) натыкалась на большую группу (9-21) средних бомбардировщиков, даже и с истребительным прикрытием. Тут уж кому-то приходилось «связывать боем», а кому-то — «прорываться к вражескому строю» и лупить изо всех стволов во все стороны.

А вот так, как показали — нет, не верю. Особенно не верю в последнего сбитого — пикирующая «штука» летит элементарно быстрее (сильно быстрее!) планирующего «Спитфайра». Тут из неё получается отличный Борис «Хрен попадёшь!».

(Нет, подловить «штурцкампффлигер» с неопытным увлёкшимся пилотом на пикировании можно — но не с планирования, при неработающем двигателе, не имея возможности маневрирования — ибо, сам навернёшся только так. Да ещё и последними «бесконечными» патронами. «Штуки», если не в «спокойном» воздухе, сбивали не на пикировании, а на выходе из него, что истребители, что зенитчики — пилот пикировщика от чрезмерных перегрузок «обмякал» ненадолго, маневрировать не мог, плюс скорость терялась).

рецензия на фильм дюнкерк

И, от частного к общему.

Одиночным может быть самолёт-разведчик. Одиночным может быть «бомбер» или истребитель в состоянии «безысходности» воюющей стороны. Именно безысходности, но не тогда, когда и пилотов, и самолётов — много. Что атакующих, что отбивающихся. Что наступательных бомберов, что обороняющихся истребителей. И ещё, война в воздухе — это не только самолёты, но и зенитная артиллерия всех калибров!

Но блинский блин! Немцы не перемесили с воздуха песок, гальку, карасей и англичан на дюнах Дюнкерка из-за ПВО! Где хоть одна зенитка в фильме?! Да, на кораблике её наводили-наводили, да не навели! (Не говоря уж о том, чтобы выстрелить). На дюнах зенитки в кадре есть — но не стреляют. Вообще. Никогда.

Если в начале фильма бомбардировщики хоть как-то массировано «нобигают на корованы», дальше же — только одиночные самолёты. Для противокорабельного «Кондора» в отрыве от берегов это нормально (FW 200, красавец, но в фильме его нет, не пришло его время — время битвы за Атлантику). Для «Хейнкеля» — не торпедоносца тоже условно сойдёт. Но одиночный «лаптёжник»… это за гранью. Да и «хейнкели» не летали в одиночку, если честно. Ну какова вероятность поразить с горизонтального полёта точечную, малоразмерную и маневрирующую цель? (Особенно, если цель огрызается огнём). Топмачтовое бомбометание — это более поздние реалии. Плюс — разбомбить эсминец — это правильно. Но попасть в мелкую прогулочную моторную яхту… И пытаться никто не стал бы.

К тому же, не летали и не бомбили самолёты настолько низко. Могли. Порой — делали. Но — не как правило.

И, кстати, «Спитфайр» создавался как высотный перехватчик. Что ему делать там, на уровне моря? Там епархия страшненьких «Харрикейнов» (которые «насбивали» за всю «Битву за Англию» больше, чем «Спитфайры»).

(Тут, видимо, ответ прост — «Спитфар» не только красивее «Харрикейна», но и лётных экземпляров «Спитфайра», не то, что поздних, а конца войны, сохранилось достаточно много, а вот лётный «Харрикейн» ценность, похлеще настоящего ходового «Тигра» из «Ярости» — вот в фильме и использовали то, что есть).

Ладно, ладно, перестаю брюзжать и скажу ещё пару хороших слов «о самолётиках».

Как здорово показано не то, что воздушное маневрирование во время боя (показано, кстати, здорово — но не кинематографично, зритель-то привык к немыслимым нереалистичным пируэтам), а прицеливание по врагу! Вот попробуй подловить момент, поймать врага в коллиматорном прицеле и нажать на гашетку! Про упреждение, пуля — она не самонаводящаяся ракета, я уж не говорю. Как проще бить по «бомберу» (если нервы крепки — чтоб не боятся оборонительного огня, и если бомбер один, а не «боевая коробка» из десятков американских «Флаингфортресс»‘ов, каждый из которых с десятком 12,7 мм стволов) — выровнял курсы, прицелился, по двигателю или по пилотской кабине, кому что нравилось, — и гаси! (Наши, с нашими прицелами, практиковали стрельбу «по заклёпкам». Подходи, приближайся, стали различимы в прицеле заклёпки на вражеском самолёте — всё, не промахнёшся, пали). А вот истребитель, который активно маневрирует, «поймать в прицел» не так-то просто. Вот это, очень упрощённо, нам и показали.

И, кстати, спасибо Нолану за то, что ни один самолёт не взорвался в воздухе. И спасибо за то, что ни одному самолёту пулемётными очередями не отпилили плоскость. И, конкретно от русских, спасибо за то, что немцы не говорят оскорбления на ломаном английском на одной с англичанами радиочастоте.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Андрей Гузенко (Erofey)

Автор сайта с наибольшим стажем. На сайте с 2005 года. Специализируется на игрушках и военной истории второй мировой войны

Журнал автора: http://erofey-manager.livejournal.com


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ