К. Валишевский. Роман императрицы

казимир валишевский роман императрицы
Н. Ге. Екатерина II у гроба Елизаветы Петровны

По сути, книгу Казимира Валишевского о Екатерине II следовало бы считать кульминацией всей серии. Именно здесь Россия, по польскому автору, окончательно взошла на востоке Европы. Но так уж вышло, что хронологически «Роман императрицы» был написан им раньше остальных. И наметанный глаз читателя увидит в более поздних книжках кое-какое переосмысление отдельных моментов. Но только местами и кое-какое! В остальном автор, что называется, остается при своих.

Да, пару слов о названии. «Роман императрицы» — красиво, но с практической точки зрения способно оттолкнуть часть аудитории. Кто-то решит, что если уж это и про Екатерину, то точно про какие-то ее шашни с Орловым или Потемкиным. Иначе к чему тут «роман»?

Думается, к тому, что автор имел ввиду вовсе не многочисленных любовников и хахалей императрицы. Речь идет о ее романе с Россией или о красивом жизненном романе. Ну разве не отдает беллетристикой весь путь Софии Фредерики из заштатного разорившегося немецкого герцогства к трону самой богатой империи мира?

Впрочем, о богатстве казны, как и многом другом, автор поговорит без романтики и беллетристики, но с цифрами и документами. Потому как книга всё же не роман, а монография стиля лайт, то есть, как принято писать, «для самой широкой аудитории».

валишевский книги
П. Дрождин. Екатерина II

Любителям военной или внешнеполитической истории придется или пролистать половину книги или запастись изрядным терпением. Мы ведь не рассматриваем вариант «не читать совсем»? «Роман императрицы» распадается на две неравные части – до и после переворота 1762 года. Кстати, по годам жизни Екатерины они почти равны.

Сначала Валишевский дотошно копается в таких незначительных для русских вопросах, как место рождения принцессы, или разбирает байки относительно отца Екатерины. В данном случае это интересно не ответами – какая нам в самом деле разница, что там за родина, Штеттин или Дорнбург. Интересен подход автора к сомнительным и неподкрепленным документами версиям. В противовес легкомысленным любителям сенсаций Валишевский достаточно критичен. И это внушает веру в его добросовестность.

Ранний период еще интересен оценкой личности Петра III. У нас в последние лет двадцать пять модно спорить с традицией, считающей его недалекого ума самодуром, получившим если и не по заслугам, то уж точно по достоинству. Валишевский придерживается более привычной точки зрения – дурак и самодур, вот и весь император Петр III. Как уж такой хитрющей бабе, как Екатерина, было не объехать его?

Впрочем, личность Екатерины Лексевны им же подвергается серьезному разбору. И что мы тут видим? Порушенный образ мудрой правительницы. Недостаточно образованная, ленивая, не умеющая сосредоточиться на главном женщина – вот она, императрица Российская. Почему же у нас сложился иной образ? А, дело-то в контрастах и в рекламе. Вернее, в саморекламе. Любила она порисоваться перед нужными людьми. Ее корреспонденты (старый эквивалент нынешних блоггеров) разносили по Европе образ, созданный императрицей в их мозгу. Вот и весь секрет.

казимир валишевский книги
В. Перов. Суд Емельяна Пугачева

Если же разбирать дела царствования, то они не очень-то обличают глубину ума и прозорливости Екатерины II. Большинство крупных дел, начатых с великой помпой, окончились банальным пшиком. И в пшике этом вся царица – типичная непостоянная женщина. Она может быть сколько угодно скромной и милой в быту, но не эти качества украшают правителей. В конце концов, у нас все признают, что Николай II был милейшим человеком, внимательным к окружающим, отличным семьянином, но Россию-то довел до ручки.

Екатерина, скромная в быту, но страшная мотовка на государственном уровне, до ручки державу не довела, но в общем-то положение, строго говоря, было шатким. Как экономическое, так и политическое (внешнее и внутреннее). Наводнившие страну бумажные деньги, на самом деле ничем не обеспеченные, работали только при таком терпеливом народе. Французскую монархию смели с престола куда меньшие сложности. Более-менее яркие победы над турками оставались в глазах Европы всего лишь победами над варварами. А вот, скажем, крохотная Швеция умудрилась поставить под удар саму столицу, Петербург. Да еще макнула в лужу авторитет Балтийского флота.

А уж ослепление стареющей женщины, буквально бабушки, своими фаворитами – тема отдельного разговора Валишевского. Из всей кучи хахалей реально смог выделиться только Потемкин. Остальные как были кучкой ничтожеств. Так ею и остались, несмотря на все старания бабушки вытащить их на самый верх, дать им в руки средства для великих дел. Пренеприятнейшая сторона жизни Екатерины, но из песни слов не выкинешь.

Такая она получилась, книга о Екатерине II. Достаточно критическая и строгая, вытаскивающая на поверхность всё неприглядное и неправильное, поскольку автор отнюдь не руководствовался какими-то патриотическими соображениями.

екатерина ii книга
А. Боголюбов. Сражение русского флота со шведским в 1790 году вблизи Кронштадта при Красной Горке

Цитата:

«В ожидании будущих блестящих побед, Екатерина в 1783 году завладела пока Крымом. План присоединения к России Таврического полуострова был составлен Безбородко, осуществил его Потемкин, но душой его была всецело Екатерина. Надо был видеть, как она одушевляла своих сотрудников, как побуждала их смело идти вперед, не заботясь о том, что будут говорить о них «ибо время благоприятно, чтобы многое сметь». Это она указала Потемкину на порт Ахтиар, превратившийся в Севастополь. Приемы, при помощи которых было приведено в исполнение это смелое предприятие, были, впрочем, не новы для русской политики. Они были еще раньше испробованы в Польше. В Крыму, как и там, у России была своя партия; эта партия выставила своего кандидата в татарские ханы, как и там свои возвели на престол Понятовского; этот кандидат Шагин-Гирей был избран вопреки оппозиции, воплощавшей, — опять как и в Польше, идею народной независимости, а также и вопреки Турции, после чего Крым был у него куплен за деньги, как покупают теперь англичане владения индийских раджей. И дело было сделано.

Порта хотела протестовать; но союз Екатерины с Иосифом заставил ее до поры до времени придержать язык. Иосиф примирился с совершившимся фактом, надеясь, что в будущем возьмет свое. Но брат его Леопольд сильно взволновался: таким образом Екатерина завладеет теперь и Константинополем, когда пожелает, — говорил он. Но не он был хозяином Австрии. Великий князь Павел тоже был очень встревожен: а что, если Франция посмотрит на дело косо? — Ну, так что ж? — возразила ему на это императрица. Франция, действительно, ограничилась дипломатической демонстрацией: она предложила склонить Порту к признанию присоединения Крыма, под условием обязательства со стороны России не идти дальше и не держать флота в Черном море. Екатерина ответила на это решительным отказом, и тем дело и кончилось. В июне 1787 года Иосифу II, сопровождавшему императрицу в Крым, показали в Севастопольской бухте уже готовую к отплытию эскадру. При виде ее он не мог удержать крика восхищения. А Екатерина, ночуя в Бахчисарае, прежней столице татарских ханов, рассчитала, что отсюда до Константинополя было морем только сорок восемь часов пути.»

Казимир Валишевский. Роман императрицы

Книги Валишевского

  1. Иван Грозный
  2. Смутное время
  3. Первые Романовы
  4. Петр Великий
  5. Дочь Петра Великого
  6. Роман императрицы
  7. Сын Екатерины Великой

Скачать книгу

Роман императрицы<
Формат fb2, 1,1 МБ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!


Об авторе

Владимир Полковников

Редактор сайта

«Те, кто читает книги, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор»


ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ